Археологи опасаются разрушения в Арктике еще не изученных исторических памятников

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 27 июля. /ТАСС/. Археологи считают Арктику одним из самых перспективных направлений для исследования древнейшей истории — в вечной мерзлоте сохранилось много артефактов и биологического материала, которые в более теплом климате давно разрушились. Но ученые опасаются, что климатические изменения и деятельность человека в наши дни создадут угрозу для памятников истории, которые хранились тысячелетиями.

«Арктика — это территория, археологически еще очень мало исследованная. Мы о ней почти ничего не знаем. Тут могут быть найдены совершенно удивительные вещи, но территория не исследована. Но сейчас угрозы для археологии в Арктике — это глобальное потепление, эрозия берегов, таяние мерзлоты. И второе — это то, что сейчас взялись за Арктику, это хозяйственное освоение, которое тоже должно сопровождаться археологическими исследованиями», — рассказал ТАСС начальник отдела палеолита Института истории материальной культуры РАН Сергей Васильев.

Арктика хранит огромное количество археологического материала, который стал доступен ученым только во второй половине ХХ века — до этого раскапывать вечную мерзлоту не рисковали. Многие ценные сведения об истории человечества и Земного шара за Полярным кругом были открыты только в последние годы, например, Яно-Индигирская экспедиция Института истории материальной культуры РАН (ИИМК РАН) обнаружила древнейший стояночный комплекс верхнего палеолита Арктической зоны Евразии.

В Арктике ученые раскапывают древние стоянки и могильники с остатками сооружений, находят человеческие останки, кости древних животных, в том числе бивни мамонтов, за которыми «охотятся» черные археологи, а также древние артефакты из хрупких материалов — изделия из дерева и кожи, текстиль. Такие находки представляют большой интерес и для науки и помогают сделать открытия, касающиеся образа жизни и уровня развития древнейшего населения арктической зоны.

Природа рушит историю

Как отметил Васильев, геологические процессы, естественно, происходили во все времена — сколько существует планета, но сейчас в связи с климатическими изменениями последних десятилетий этот процесс ускорился.

В арктической зоне Якутии древние стоянки людей уходят под воду из-за активного процесса разрушения берегов. Как рассказал ТАСС доцент кафедры всемирной, отечественной истории, этнологии, археологии исторического факультета СВФУ Валерий Аргунов, около половины зафиксированных археологических памятников уже могли исчезнуть из-за изменения климата. «От 50 до 60% внесенных в список археологических памятников уже нет. Большая часть из них была обнаружена в 1970-е годы. Практически не осталось таковых в Анабарском и Оленекском районах», — отметил археолог.

На Чукотке вода размывает поселения древних эскимосов. «Значительное количество наших самых крупных памятников отражает историю развития народов, тесно связанных с морем. Древнеэскимосские и древнекерекские поселения, жертвенники, захоронения с тысячелетней историей сейчас «съедаются» наступающим океаном. Несколько крупных памятников уже практически утрачены, другие ежегодно теряют культурный слой, метр за метром», — рассказала ТАСС референт инспекции по государственной охране объектов культурного наследия департамента образования, культуры и спорта Чукотского автономного округа Елена Рогозина.

По ее словам, в воду уходят не только предметы, хорошо сохранявшиеся в вечной мерзлоте, но и информация о памятниках, которая становится доступной только археологическими методами исследования: как именно были устроены жилища, как люди в них обитали, как использовалась территория поселения и обустраивались захоронения и прочее. «Учитывая катастрофически низкую изученность археологических памятников Чукотки (некоторые объекты не посещались археологами в течение 30-50 лет, с момента их обнаружения), множество лакун в информации об освоении территории в древности, утрата памятников является не просто локальной неприятностью региона, а серьезной информационной потерей для человеческого вида, носящей необратимый характер», — отметила Рогозина.

«Единственное, что можно с этим сделать — это активизировать археологическую работу на Севере», — считает начальник отдела палеолита ИИМК РАН Васильев. Археологам это по силам, добавил он, но «это возможно, если бы были проекты и финансирование». «Нужно задействовать наши основные археологические учреждения, развивать это направление. Достаточно квалифицированный коллектив и у нас (в ИИМК РАН), и в Москве, и в Новосибирске, и в северных городах — Сургуте, Нефтеюганске — там тоже есть археологические коллективы», — сказал Васильев.

Вывоз памятников как вариант спасения

На самой северной территории России проблема размыва исторических памятников тоже существует, хотя там хранятся свидетельства гораздо более близкой эпохи. На архипелаге Земля Франца-Иосифа (Архангельская область) под угрозой исчезновения на острове Алджера находится так называемый Лагерь Циглера американо-норвежской экспедиции 1901-1902 годов к Северному полюсу под руководством Эвлина Болдуина, а также продовольственное депо экспедиции Болдуина на острове Грили.

«Происходит абразия — разрушение берега, он размывается волнами, и это происходит из-за потепления, изменения климата. Ледовая обстановка на архипелаге сто лет назад, когда строили Лагерь Циглера, была совсем другая: раньше проливы были всегда забиты льдом, и есть фотографии Лагеря Циглера, когда ставили домики, яхта «Америка» закалывалась в лед для того, чтобы произвести выгрузку на острове Алджера. Это было в августе — самом теплом месяце на Земле Франца-Иосифа. Сейчас там летом льдов нет», — рассказал ТАСС начальник отдела сохранения историко-культурного наследия национального парка «Русская Арктика» Евгений Ермолов.

По его данным, еще в 1990 году от строений лагеря до береговой черты было 40 метров, а в 2017 году, когда остров посещался последний раз, до построек от моря было всего 7 метров.

Ермолов считает, что сейчас главная задача — провести максимальную фотофиксацию памятника, археологические раскопки и по возможности вывезти предметы и даже строения на большую землю. «Нужно максимально спасти предметы, а вмешиваться в природу, вести капитальное строительство, механические, инженерные работы на особо охраняемой природной территории недопустимо, — сказал сотрудник нацпарка. — Есть яркий пример: при строительстве Асуанской плотины в Египте большие территории были затоплены. На берегу Нила стоял Луксорский храм — его распилили, все огромные монументы, статуи, обелиски, и перенесли выше».

В Коми археологи пытаются отвоевать находки у рек. «Под Седкыркещем (поселок близ Сыктывкара, территория приравнена к районам Крайнего Севера) несколько лет копали поселение на старом кладбище, его активно смывает река Вычегда. В прошлом году там проводились серьезные работы, изучены несколько жилищ, выявлены системы их обустройства, но река продолжает размывать, а работа археологов зависит от выделяемых сил и средств», — рассказал ТАСС заместитель директора Института языка, литературы и истории Коми НЦ Игорь Васкул.

Одна из экспедиций института сейчас находится на охранных раскопках в Троицко-Печорском районе Коми, в приарктической территории, где под угрозой исчезновения находится памятник эпохи бронзы. Как рассказала ТАСС руководитель экспедиции, археолог Татьяна Туркина, памятнику угрожает и река, и деятельность человека.

«Этот памятник достаточно большой, включает три жилищных впадины, одна из них под угрозой, ее мы и будем сейчас копать. Здесь протекает река Северная Мылва, она подмывает берег и может смыть памятник. Здесь же оборудовано место отдыха в лесу, поселковая дорога, по которой активно ездят местные жители, получается, уничтожается культурный слой», — рассказала ученый.

Опередить цивилизацию

Хозяйственное освоение, развитие инфраструктуры Арктики, с одной стороны, делают ее более доступной для изучения, с другой стороны, ученые опасаются бесконтрольной деятельности людей.

«Самое главное — чтобы нынешние хозяйственные работы имели археологическое сопровождение. Это предусмотрено законодательством. Но одно дело — проконтролировать такую деятельность в Крыму, где все на глазах и легко доступно, а тут сложнее отследить в силу огромности территории, труднодоступности», — сказал Васильев.

Это очень чувствительная проблема, например, для Чукотки. «Особый вред наносит несанкционированное хозяйственное освоение, когда карьеры и дороги обустраиваются не в соответствии с проектами, а где наиболее удобно, на сиюминутный взгляд строителей», — отметила представитель окружного департамента образования Рогозина.

«Освоение недр, прокладка дорог и разработка карьеров, связанная с развитием инфраструктуры доступность отдаленных мест для «диких» и культурных отдыхающих, рыбаков, охотников, все это влечет разрушение стоянок каменного века в континентальной части. В связи с низким почвообразованием в холодном климате, мощность культурного слоя зачастую ограничивается десятком-двумя сантиметрами от дневной поверхности, достаточно одного разворота на вездеходе, чтобы информация какой-нибудь мезолитической стоянки превратилась в разрозненные обрывки. А так как памятники приурочены к самым удобным в тундре местам, на сухих моренных холмах с хорошим обзором, береговых мысах, они всегда под угрозой фактора неосмотрительного человеческого поведения», — сказала Рогозина.

{{item.group_date}}

По материалам: ТАСС.RU

About The Author

Быть в курсе новостей.

Похожие материалы

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *